22 сентября 2017

Как действующий Земельный кодекс Казахстана коррупцию множит

С памятных событий, когда едва не случился конфликт из-за поправок в земельное законодательство, прошел год. Напомним, те спорные моменты решено «заморозить» до 2021 года.

В основном страна живет по той версии Земельного кодекса, которая была принята ранее. И которая, как уверены некоторые эксперты, существенно тормозит развитие сельского хозяйства и не внушает фермерам веры в светлое будущее, пишет «Караван».

Все лето аналитик центра прикладных исследований «Талап» Даурен Ошакбаев колесил по казахстанским полям, общался с фермерами и пришел к неутешительному выводу, что действующие нормы земельного законодательства - это в буквальном смысле благодатное поле для коррупции.

Ну вот, например, норма о рациональном использовании сельхозземель, согласно которой землепользователь не должен допускать ухудшения ряда почвенных показателей по содержанию гумуса, калия, пестицидам и различным солям и минералам.

По старому законодательству проверять фермеров должны были раз в 7 лет на богаре и раз в 5 лет на орошаемых почвах, по новому - в течение первых 5 лет аренды - ежегодно, потом - на орошаемых пашнях каждые три года, на богаре - каждые пять.

Проверка - это забор почвы где-то в поле, собранные образцы сравниваются с первично-базовыми показателями.

- Забор проб происходит где-то на полях, однако современная аграрная наука признает, что каждый квадратный метр пашни отличен от другого и должен обрабатываться и оцениваться по-своему. Кроме того, есть природные условия, которые могут повлиять на показатели проб. И даже если не будет никакой мотивации намеренно искажать данные проб, всегда есть риск неточности. Но в то же время нельзя отменять и субъективный фактор. Фермеры опасаются, что результаты анализов почвы станут источником коррупционной ренты для чиновников, - говорит он.

И признается, что опасения уже подтверждаются на практике. Некоторые фермеры даже называли «таксу» за хорошие показатели - от 100 тысяч тенге с хозяйства.

Вторая возможность для коррупции, на которую обращает внимание Даурен Ошакбаев, это требование соблюдения севооборота в соответствии с тем планом, который утвержден на основании научных рекомендаций, издаваемых для общего пользования.

- Во время поездок по полям я был и в научных институтах, и в опытных хозяйствах, и на обычных предприятиях. Могу отметить, что на опытных полях качество и урожайность культур сильно отстает от показателей передовых промышленных хозяйств. Это, во-первых. Во-вторых, в силу недофинансированности и ряда других причин, надо признать, что отечественная наука не является источником передовых знаний о земледелии. Соответственно, не ученые вводят новые культуры в севооборот, а сельхозпроизводители. Как это случилось с чечевицей. Поэтому сложилась ситуация, что к тому времени, как ученые введут ту или иную культуру, крестьяне ее уже давно выращивают, - рассказывает Даурен Ошакбаев.

Что же делать сельхозпроизводителю, у которого в севообороте нет культур, которые он хочет выращивать? Естественно, он будет врать и фальсифицировать данные, а потом давать взятку для того, чтобы это скрыть.

Не меньшие коррупционные риски, по мнению аналитика, несет и норма о том, что фермер должен поддерживать урожайность на уровне средней по району, но не менее 80 процентов от среднего показателя. А если не выросло? Крестьяне могут рассказать много историй, как над одним полем дожди шли вовремя, а на соседнее за все лето ни капли не упало. Но перед законом все равны. Вот фермеры и приписывают себе несуществующие урожаи. Естественно, не без ведома проверяющих.


Источник: http://kazakh-zerno.kz